Официальный сайт исполнителя старинных русских романсов Надира Ширинского
 

Пресса

Из газеты «Красный Север»

Газета «Красный Север», Вологодская область, 05.11.2009, автор: Н. Крайнева
Известный исполнитель русского романса Надир Ширинский готов говорить об этом вокаль­ном жанре часами. Действительно, чувствуется его «одна, но пламенная» страсть, которой слушатель ли, собеседник не может не заразиться. А поначалу такой страсти вроде бы и не предполагалось: Надир, хоть и вырос в московской музыкальной семье (дед - артист оркестра кинематографии Госкино СССР, мама - скрипачка, тётя - пианистка, дядя - оперный певец), в доме, где, естественно, всегда звучала музыка, окончил институт Стали и сплавов. Правда, музыкой-то интересовался, но от романсов был далёк. «Моменту истины» поспособствовал случай. Как все меломаны 1980-х юноша совершал регулярные набеги на магазины грампластинок - в Москве, в других городах. В столичных торговых точках его, как завсегдатая, конечно, хорошо знали продавцы (в особенности - продавщицы). И вот как-то одна из них шепнула: «Слушай, к нам поступила одна пластинка - какой-то Валерий Агафонов. Мы его послушали и просто в шоке! Хочешь, возьми потихонечку - дома послу­шаешь, не понравится - вернёшь».
Между прочим, грампластинка по тем временам для студента стоила недёшево - около трёх рублей. Понятно, что Надир такой бесплатной возможностью послушать музыку немедленно воспользовался и, по собственному признанию, тоже впал в состояние ступора, почувст­вовав, что Валерий Агафонов - гений. А пел тот как раз старинные русские романсы. Это была первая посмертная пластинка ленинградского певца (всего выпущено семь, и все есть в коллекции Ширинского). Послушав её, Надир, как сам говорит, понял, для чего родился на свет. Он выучил романсы с этого диска наизусть, именно они стали основой его концертной программы. А ещё - началом огромной любви к романсу и преклонения перед великими певцами, его исполнявшими.
О Валерии Агафонове, человеке, который перевернул его жизнь, Ширинский, кстати, сделал несколько радиопередач и спектакль на радио, отдав таким образом дань памяти и восхищения.
Ну дальше всё было достаточно ясно: Ширинский окончил вокальное отделение Московс­кого музыкального училища имени Октябрьской революции (ныне институт музыки имени А. Шнитке), стал участвовать в музыкальных фестивалях и конкурсах. В 1995 году на I Всероссийском конкурсе исполнителей русского и цыганского романсов памяти народного артиста России Николая Жемчужного удостоился лауреатского звания и специального приза прессы. Победа окрылила молодого певца.

- В силу своей неопытности и природной наивности я решил, что сейчас ко мне выстроится очередь из администраторов филармоний, продюсеров, - вспоминает Надир с горчинкой. - Ну как же - ведь я такой талантливый, красивый. Теперь у меня будут концерты по всей стране!
Увы, дальше, по Шекспиру, была тишина - два года певец сидел без работы. К счастью, в 1997-м поступило предложение из Центрального Дома учёных возглавить тамошний клуб любителей русского романса, дышавший на ладан. После первого же концерта, прошедшего под эгидой клуба, Ширинскому пошли письма и звонки со всей страны: «Говорят, вы устраиваете концерты романсов в ЦДУ, а нельзя ли нас тоже вовлечь в эти концертные программы?» Оказалось, талантливых певцов, так же доселе не востребованных, как сам Надир, в стране - масса. Так возникла Ассоциация русского романса «Изумруд», президен­том которой стал, естественно, Ширинский и которая имеет филиалы во многих городах России.

- Мы создали ассоциацию не в противовес шоу-бизнесу, - поясняет певец, - хотя на своих концертах я обычно говорю: «Уважаемые друзья! Мы, исполнители старинного русского романса, делимся на две категории: на тех, кого показывают по телевизору, и тех, кого не показывают. Вторых - больше, и они - лучше!»
«Изумруд» - это такая некоммерческая общественная организация-филармония, мы рабо­таем с артистами по всей стране. За время существования ассоциации сделали свыше тысячи концертов, организовали несколько всероссийских конкурсов и фестивалей.

- Понимаете, где-нибудь в провинции живёт потрясающе одарённый человек с феноменаль­ным голосом, но никто о нём не знает, потому что он не вошёл в орбиту шоу-бизнеса, в него не вкладывают деньги. Один из примеров - 16-летняя девочка из Иванова, Юля Власова - это безумный сплав Робертино Лоретти и Нани Брегвадзе! А в Нижнем Новгороде живёт Николай Кошелев, бывший солист оперного театра, который создал уникальную программу песен российских каторжан начала ХХ века. Этого никто не делает в нашей стране, но о певце никто не знает.
Дабы изменить ситуацию, дать выход артисту к публике, Ширинский и создал ассоциацию. Любопытно, что, организуя выступления исполнителей русского романса, он использовал опыт панк-рокеров, у которых в мире была давно создана разветвлённая концертная система - без всяких там связей с филармониями и прочим. Вообще даже организация всероссийских конкурсов начиналась с чисто дружеских контактов, вспоминает Надир:

- Как-то разыскала меня в Москве группа энтузиастов из Кинешмы - прямо в антракте концерта подошли и говорят: «Давайте подумаем, как организовать у нас на Волге конкурс исполнителей русского романса». Я согласился, и вот недавно прошёл уже 10-й, юбилейный, Всероссийский Волжский конкурс-фестиваль «Романса голос осенний». Это уже раскручен­ная организация, в жюри которой были артисты Большого театра, МХАТа имени Чехова, заслуженные и народные.
То же самое произошло лет пять назад: я был в Нижнем Новгороде, и через общих знакомых на меня вышли ребята из Череповца: «Не хотите подумать об организации конкурса на стихи Игоря Северянина?» Оказывается, на его строки существует огромное множество романсов, о чём я и сам не знал!
Так впоследствии появился открытый региональный конкурс-фестиваль исполнителей рус­ского романса имени Игоря Северянина «Классические розы», который проходит в Черепов­це ежегодно весной. Между прочим, в его рамках впервые в истории страны организован детский конкурс исполнителей старинного русского романса. Не без гордости отметим, что лауреатом первого конкурса стала юная жительница Вологды Ксения Сергеева, дочь известного барда и исполнителя романса Владимира Сергеева. О ней Ширинский тоже отзывается в превосходных тонах:

- Безумно интересный голос: низкий, необычной окраски! Это не только моё мнение - Ксения произвела на работников московского радио (Надир - автор и ведущий передач на различных радиостанциях Москвы и Санкт-Петербурга. - Н.К.) такое впечатление, что ей предложили записать диск - абсолютно безвозмездно.
Собственно, Ширинский сам - открытие. Он экспериментирует как исполнитель: к примеру, известный романс-диалог «Всё слова, слова, слова...» поёт и за кавалера, и за даму. Эксперименты и в музыкальном сопровождении: романсы певец исполняет не только под гитару, но и под балалайку и арфу. Вместе с тем - крайний противник аранжировок и всевозможных «улучшений» романсов:

- Их авторами были образованные, умные люди, которые так выражали веление своего сердца. В романсе вечные вещи: любовь, измена, смерть, расставание - выражены нормаль­ными русскими словами. Это так по душе!
Кстати, концерты Надира Ширинского пройдут в ноябре в трёх городах Вологодчины. А с 1 ноября в Череповецком камерном театре открылась выставка «Русский романс в лицах», где Надир представил уникальные фотографии первых лиц русской эстрады начала ХХ века из собственной коллекции. Если завяжутся прочные творческие связи с областным центром, то и жители Вологды смогут ознакомиться с этими экспонатами.

Арфа, балалайка и романс

Газета «Нижегородские новости», 07.11.2008, г. Нижний Новгород, автор: В. Шлыков
Разрушать стереотипы в искусстве всегда непросто: уж очень мы консервативны. Если романс, то обязательно под гитару. Вспомните поэта Аполлона Григорьева: «Поговори хоть ты со мной, подруга семиструнная!» Лауреат Всероссийского конкурса певец Надир Ширинский решил рискнуть и соединил арфу, балалайку и русский романс.
В союзники пригласил дипломанта Всесоюзных конкурсов Ольгу Селезневу (ученицу леген­дарной Ольги Эрдели) и балалаечника-виртуоза Андрея Субботина. На сцене авто­заводского Дворца культуры они представят девятого ноября премьеру программы «Белой акации гроздья душистые», претендующую на европейскую сенсацию.
Читатели «Нижегородских новостей» первыми узнают об этом уникальном проекте от его создателей.

– Впервые услышал арфу в далеком детстве по радио и застыл на месте, навсегда зачаро­ванный божественными звуками, – рассказывает Надир Ширинский. – С тех пор арфа ассоциируется у меня с чем-то волшебным, возвышенным и неземным. Она звучит в «Жизели» Адана, «Гугенотах» Мейербера, во многих произведениях Чайковского. Но никто и никогда не пел еще целую программу романсов с арфой. Почему, не знаю, хотя великолепные картины природы, волшебные грезы и сны, романтика первых свиданий, представленные в романсах, просто созданы для того, чтобы исполнять их с аккомпа­нементом арфы. В мою программу вошли лучшие произведения этого жанра композиторов прошлого – Харито, Зубова, Абаза, Дюбюка, Обухова.
Во втором отделении любителей вокала ожидает еще один сюрприз: аккомпанирующим инструментом станет балалайка.

– Арфа – один из древних инструментов: на ней играли в Вавилоне и Ассирии, Египте и Греции, Индии и Китае, – рассказывает Ольга Селезнева. – В Ирландии, благодаря поэту Томасу Муру, она стала даже символом всей культуры этой страны. У нас, в России, в XVIII веке арфа становится модным и любимым инструментом домашнего музицирования в дворянских кругах и среди членов Царской фамилии. Но если гитара – «семь струн человеческой души», то арфа с ее почти полусотней струн представляет собой целый оркестр: это яркая палитра тембровых красок, большой звуковой диапазон и богатый арсенал выразительных средств. Когда Надир Ширинский рассказал мне о своем проекте, я с удовольствием приняла в нем участие.
А теперь внимание: организатор концерта – Ассоциация русского романса «Изумруд» (Москва) предоставила читателям газеты «Нижегородские новости» приглашение на два лица. Чтобы получить его, нужно дозвониться в редакцию и правильно ответить на несложный вопрос: «На гербе какого государства изображена арфа»? Звонки принимаются 8 ноября с 11 до 11.30. Удачи!

Радуй и впредь, «Изумруд»

Газета «Москвичка», 26.12.2007 – 01.01.2008, г. Москва
Десять лет назад, 22 октября 1997 года, Клуб любителей романса «Изумруд» дал на сцене Центрального дома ученых Российской академии наук свой первый концерт.
Сегодня это уже Ассоциация русского романса «Изумруд». За 10 лет прошло свыше тысячи концертов в Москве, Санкт-Петербурге, Поволжье, на Урале, в Сибири, на Украине. А еще это – более 50 активно концертирующих артистов – от звезд Большого театра, Московской и Петербургской эстрады до талантливых лауреатов Всероссийских и международных конкурсов. Это такие концертные площадки, как: московский Политехнический музей, Культурный центр МВД России, Петербургский театр эстрады им. А. Райкина, Пермская, Свердловская (г. Екатеринбург), Карельская (г. Петрозаводск), Нижегородская филармо­нии, ДК Горьковского автозавода и многие другие.
Ассоциация русского романса «Изумруд» сегодня – это 8 прошедших Всероссийских конкурсов на Волге (г. Кинешма уже становится малой столицей романса), 9 Московских Майских фестивалей «Ветка сирени» и I-ый фестиваль русской семиструнной гитары «Подруга семиструнная» имени Сергея Орехова. Это 10 записанных и изданных на компакт-кассетах и компакт-дисках романсовых концертных программ.
Редакция «Москвички» горячо поздравляет нашего автора и друга, президента Ассоциации русского романса «Изумруд» Надира Ширинского, который недавно награжден Националь­ным комитетом общественных наград Российской федерации Орденом Ломоносова «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства».

Романсу в Череповце «отворят потихоньку калитку»

Газета «Речь», 08.10.2007, г. Череповец, автор: С. Виноградов
В нашем городе задумали провести конкурс романсов. К сотрудничеству приглашена мос­ковская Ассоциация русского романса.
Не мною замечено, что атмосфера Дома знаний насыщена идеями. Они, безо всяких фигуральностей, витают в воздухе. Ухватить и воплотить удается далеко не все, но многое. Перед тем, как объявить об учреждении первого в истории Череповца открытого фестиваля-конкурса исполнителей романсов, организаторам пришлось самим себе ответить на несколько вопросов прямиком из знаменитой телепередачи. Что? Конкурс. Кто участники? В городе несколько музыкальных школ и студий, а также множество талантливых певцов, в том числе и молодых, которым негде себя показать. Романс сейчас один из самых популярных жанров, доказательством чему недавние гастроли в нашем городе звезды романса Леонида Серебренникова, прошедшие с невиданным успехом и аншлагом. Где?

– Посмотрите, сколько в Череповце появилось камерных залов, скоро целый театр с таким названием откроется. Хочется, чтобы романс прозвучал во всей его красоте и глубине, – говорит директор Дома знаний и инициатор фестиваля Наталья Хазова.
На затравочку для любителей жанра в ближайшие месяцы будет организовано сразу несколько романсовых концертов. Уже в ноябре на сцене Филармонического зала споет один из видных исполнителей романсов, русских и цыганских, Надир Ширинский. В пятницу Надир Анварович посетил Череповец, но не как певец, а как президент Ассоциации русского романса «Изумруд». Столь уважаемая и авторитетная организация привлечена в качестве одного из организаторов конкурса-фестиваля в Череповце.

– Романс сегодня возрождается, он на подъеме. Но многие этого не видят, в средствах массовой информации он не пропагандируется никак, считается, что жанр некоммерческий. Сразу и много денег на нем не сделаешь, – сетует Надир Ширинский. – Знаю, что есть такая точка зрения в культурных верхах, будто романс – это архаичный жанр, и он сегодня никому не нужен. Практика доказывает обратное.
За любимую музыку Ширинский горой – его коллекция записей, фотографий и прочих мате­риалов, касающихся старинного романса и видных его исполнителей, одна из самых обширных в стране. По мнению Надира Анваровича, сыром в масле романс не катался никогда: в царские времена он считался низким жанром, в советские – «цыганщиной» и «белогвардейщиной», в постсоветские – устаревшим.

– Мы хотим, чтобы конкурс стал по-настоящему открытым, и в нем смогли принять участие все, кто этого хочет, – говорит Наталья Хазова. – Для нас, череповчан, это будет еще одной возможностью вспомнить творчество нашего земляка Игоря Северянина, на чьи стихи написано очень много романсов. Думаю, мы обязательно введем специальную северянинс­кую номинацию.

И жизнь, и слезы, и любовь…

Газета «Авангард», 18.03.2007, г. Кондопога, Карелия, автор: Е. Михайловская
Концерт, посвященный Международному женскому дню 8 Марта, прошел в творческом центре ОАО «Кондопога» 4 марта. В этот вечер звучала музыка души и сердца – Его Величество Романс.
Артист из Москвы, лауреат I Всероссийского конкурса исполнителей русского и цыганского романсов памяти Народного артиста России Н. Жемчужного Надир Ширинский исполнял популярные и несправедливо забытые шедевры романсовой лирики XIX-XX веков. Програм­му он назвал «Не уходи, побудь со мною»…
Надир Ширинский сам вел концерт. Он много рассказывал об овеянном тайной прекрасном русском романсе, о судьбах авторов, о тех, кому посвящались послания в любви.
Публика слушала рассказ о трагической судьбе талантливого, но сегодня мало кому известного автора, написавшего несколько сотен замечательных романсов, Бориса Алексее­вича Прозоровского. Многие музыкальные сочинения он посвятил любимой женщине – известной певице начала 20-ых годов Тамаре Церетели.
Романсы Б. А. Прозоровского «Вам девятнадцать лет», «Прощай, мой табор, пою в послед­ний раз…» прозвучали на этом вечере.
Вдохновенно и возвышенно исполнялись популярные в начале ХХ века романсы Бориса Фомина «Изумруд» и «Стаканчики граненые» неизвестного автора, романсы из репертуара Короля цыганского романса Саши Давыдова, старинные городские романсы московских авторов.
Гитара Надира Ширинского звучала в этот вечер в дуэте с балалайкой виртуозного музы­кан­та Андрея Субботина.
Приятным сюрпризом праздничного вечера в честь милых дам стало выступление лауреата Всероссийского конкурса вокалистов Галины Кокориной. Известные романсы «Не уходи, побудь со мною», «Утро туманное» она исполняла в сопровождении замечательного музы­кального дуэта в составе Надира Ширинского и Андрея Субботина.
Завершилась встреча с лирическим романсом презентацией книги-фотоальбома «Боги сцены Российской Империи».
С нее и начался наш разговор с автором книги Надиром Ширинским.

– Моя книга рассказывает об интереснейшем периоде развития русской музыкальной куль­туры – Серебряном веке, – рассказывает Надир Ширинский. В книгу вошли двадцать очер­ков об артистах. Есть главы, посвященные оперным исполнителям, солистам Большого театра, петербургской Мариинской оперы, Частных опер Зимина и Мамонтова, петер­бургского театра Музыкальной драмы. Это Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Надежда Забела-Врубель, Николай и Медея Фигнер, Мария Максакова и другие.
Повествуется о звездах русской эстрады: Анастасии Вяльцевой, Надежде Плевицкой, Варваре Паниной.
Надеюсь, любителям музыки будет интересно узнать историю романтического знакомства, совместной жизни и драматического расставания Солистов Его Величества Николая и Медеи Фигнер, необыкновенную историю любви известного художника Михаила Врубеля и его жены, солистки Частной оперы Мамонтова Надежды Забелы. Наверняка занятно будет взглянуть на старую купеческую Москву глазами оперной примадонны Западной Европы Фелии Литвин, узнать подробности ночной жизни Петербурга начала ХХ века, «сообщенные» известной певицей итальянкой Линой Кавальери.
Работая над книгой, влюблялся в ее героев. Признаюсь, плакал, когда писал очерк о самой яркой звезде эстрады Анастасии Вяльцевой. Второй муж А. Вяльцевой был гвардейским офицером. Долго ее добивался, ради любимой женщины пожертвовал карьерой офицера. И когда певица внезапно умерла, горе его было безгранично. Хоронили Анастасию Вяльцеву 4 февраля, и муж возложил на ее могилу венок из лилий и сирени. Как ему удалось достать цветы в петербургский мороз – неизвестно.
Надир, Ваша книга содержит более трехсот иллюстраций, есть даже с автографами. Как создавалась эта коллекция?
Мне было лет пятнадцать, когда увлекся коллекционированием фотографий людей, перед талантом которых преклонялся. Знакомые помогли связаться с коллекционерами, облада­телями огромного количества уникальных снимков. Стал приходить на встречи, завязались знакомства. По крохам, по крупинкам формировалась коллекция.
Она экспонировалась в Колонном зале в Москве, в павильоне «Культура» на ВВЦ (ВДНХ). Фотовыставка посвящена истории романса.
Откуда у Вас такое трепетное отношение к русскому романсу?
Это семейное. Мой дед был известным музыкантом, работал в Оркестре кинематографии Госкино СССР, играл на гобое. Он был хорошо знаком с Иваном Семеновичем Козловским, Сергеем Яковлевичем Лемешевым. В доме постоянно пели. Дед и начал собирать коллекцию фонограмм. Особенно ему нравилась серенада Надира «В сияньи ночи лунной» из оперы Ж. Бизе «Искатели жемчуга». Своим именем я обязан любимому оперному персонажу деда.
Коллекцию деда продолжил собирать отец, сейчас она передана мне.
Характер коллекционера и привел к романсовой лирике. Могу сказать, что романсов, которые не исполняются, огромное количество. Обидно, что люди не слышат эту красоту. В меру своих скромных сил и стараюсь «оживить» романс, вдохнуть в него и жизнь, и слезы, и любовь.
В марте прошлого года состоялась премьера одной из моих программ «Романсы русского дворянства». В нее вошли сочинения представителей княжеских родов: Голицыных, Кочубей, графов Комаровского, Виельгорского, а также графини Толстой, художника Федо­това, других авторов на стихи поэтов XIX-XX веков. Звучали романсы от самого любимого до самого забытого.
Вы создали Ассоциацию русского романса в Москве. Она помогает многим артистам?
Много лет тому назад судьба свела меня с человеком, который отрекомендовался солистом Частной оперы Зимина. Ему тогда было почти девяносто лет. Запомнились его слова: «Это огромное счастье, что талантливые люди есть на земле. И государство должно их содержать, холить, нежить и лелеять, чтобы потом талант служил и государству, и людям».
Это суждение определило курс на всю мою жизнь. Поэтому в Москве появилась Ассоциация русского романса «Изумруд». Кстати, так называется чудесный романс Бориса Фомина, которым традиционно открываю сольные концерты.
Ассоциации исполнилось десять лет, она объединяет около пятидесяти артистов из разных уголков страны. Стараемся взять на себя все их насущные проблемы, чтобы они могли выйти на сцену и петь. Это главная цель Ассоциации.

Несравненные

Газета «Москвичка», № 1-2 2005, г. Москва, автор: Л. Ровнянская
Для тех, кто знает и ценит Серебряный век русской музыкальной культуры, эта книга – царский подарок.
Для всех остальных тоже.
Ибо в ней говорится не только и не столько о музыке, сколько о людях. Слывущих небожителями, обожествленных толпой, но остающихся верными своей человеческой природе. Со всеми ее плюсами и минусами.
Отдадим должное автору книги «Боги сцены Российской Империи. Жизнь на подмостках и за кулисами» (она вышла в свет в рамках издательской программы Правительства Москвы) – певцу и журналисту Надиру Ширинскому. О самых сокровенных вещах в жизни своих героев он сумел сказать предельно деликатно. Есть тайны, уносимые в могилу. Но есть и то, что потомкам надо знать. Чтобы внутренне расти.
Надир, почему в поле Вашего зрения попало именно это время – рубеж XIX и XX веков?
Потому что это было блистательное время. Расцвет оперного искусства, зарождение русской эстрады. Появление таких светил, как Вяльцева, Плевицкая, Панина, Давыдов. Народную песню запели в консерваториях. Цыганские романсы перестали восприниматься исключи­тельно как ресторанный антураж: они зазвучали и в концертных залах. Впрочем, лучше, чем современник той эпохи, писатель Влас Дорошевич, я не скажу: «Это было хоро­шее время, господа. Мы были молоды. Россия была молода. Бодрому времени – веселые песни».
Насчет бодрости и веселья, наверное, некоторое преувеличение? У Вас повествуется в основном о репертуаре серьезном, классическом. О драматичных судьбах. И любви, как правило, обреченной.
Но почему же? Разве Анастасия Вяльцева, которую называли Несравненной, была несчаст­лива в личной жизни? Ей было даровано великое и разделенное чувство к Василию Бис­купскому, ставшему впоследствии ее мужем.
Я в первую очередь имела в виду Леонида Собинова и его трудный многолетний роман с Лизой Садовской – знаменитой Снегурочкой в Малом театре. Все стадии их отношений отражены в переписке. И такой удивительный, такой «несовременный» русский язык: «Без тебя мне жизнь не в жизнь, все какая-то тоска за сердце хватает. А при тебе никогда этого нет».
Этот столетней давности язык исчез. И такие строчки его доносят. В книге много цитат. Авторы многих из них сегодня основательно забыты. А это неправильно.
Вы возвращаете забытые имена, в том числе и зарубежных исполнителей. Кто, к примеру, кроме специалистов, помнит сегодня имя «первой красавицы мира» итальянки Лины Кавальери, триумфально гастролировавшей в России в начале прошлого века? Или сценического соперника Шаляпина – поляка Адама Дидура?
Да, когда он пел – молчали все. Его лучшие роли в русском репертуаре – Борис Годунов и Мельник.
«Боги сцены Российской Империи» замечательно иллюстрированы.
В альбоме свыше 300 иллюстраций. Это оригиналы снимков, сделанных фотографами Императорских театров, ноты с автографами, афиши, программы концертов, сувенирные почтовые открытки. Очень много фотографий, большая часть из них никогда не публи­ковалась. Очень помогли материалы семейных архивов.
Вы ведь сами коллекционер?
Да, и частично я использовал личную коллекцию.
Ваш текст предваряет фраза: «Его Величеству Артисту посвящается»…
Лет двадцати я познакомился с человеком, дававшим уроки пения. Его звали Александром Ивановичем, и ему было за девяносто. Он открыл мне простую истину. Он сказал: «Артист – это непостижимое, волшебное творение Бога… Мы обязаны беречь и хранить Его». Вот эта книга – моя скромная попытка воздать должное Его Величеству Артисту.

Если не мы, то кто?

Газета «Москвичка», 24.11.2002, г. Москва, авторы: М. Посохова, В. Барулин
Встреча с депутатом Московской Городской Думы И. М. Рукиной (заключительный фрагмент статьи).

…Тем временем в гостиной на журнальных столиках зажгли свечи, в углу разогревается самовар. Непринужденная, домашняя обстановка, которая всегда сопутствует общению родственных душ. По всему видно, что депутату не хочется покидать уютную гостиную, но в округе ее тоже ждут избиратели. Дружеские фото на память. Кажется, что за прошедшие два часа люди узнали Ирину Михайловну лучше, чем за многие годы ее депутатской работы, – это к вопросу о том, как важно власти и горожанам общаться неформально, без «переводчиков», то бишь журналистов. А если еще и посредством музыки…
Например, романса, звуки которого наполняют камерный зал. «Не уходи, побудь со мною», – просит Надир Ширинский, взявший в руки гитару. Как устоять перед очарованием его неподражаемого голоса? Рукина задерживается, подпевает вместе с другими, после чего награждает певца аплодисментами и пожеланием, которое можно счесть за комплимент: «Надеюсь прочитать Ахматову, Цветаеву под ваш аккомпанемент».

Я влюбляюсь в романсы, как в женщин...

Журнал «Работница», март 1999, г. Москва, автор: Жанна Шанурова
Ширинский. Это имя хорошо известно истинным ценителям русского и цыганского романса. Исполнитель, исследователь, организатор, коллекционер. Участник и лауреат музыкальных фестивалей и конкурсов. Романтик и эстет. Этот человек живет в мире поэзии и музыки. В мире любви и безоглядной преданности одному из самых изысканных и чувственных музы­кальных жанров - романсу.
Надир, почему, имея классическое специальное образование, прекрасный голос, вы отда­ли предпочтение не классике, а такому, несколько старомодному жанру, как романс? Что вас, человека молодого, так в нем привлекает?
Романс - это прежде всего красиво. Прекрасные стихи, глубина чувств, дивные созвучия, особая интонация. Романс отражает то, что человек переживает в реальной жизни, но отражает в поэтической, возвышенной форме. Мне кажется, у многих сложилось несколько упрощенное представление о романсе - возможно, сказывается недостаток знаний. Не всем известно, допустим, что есть салонный дворянский романс, городской, бытовой, академи­ческий, цыганский.
У меня в репертуаре есть романсы, в которые я в разное время влюблялся беззаветно, как в женщин. Вот так было с романсом "Мне снился день, который не вернется": я представил себе всю безысходность, страшную тоску, роковую страсть и безответность, безнадежность. Это сжимает сердце...
То, что вы исполняете, как-то связано с вашей личной жизнью?
Мне бы не хотелось об этом говорить. Пусть это останется тайной.
На ваших магнитофонных альбомах - "Россия", "Неизвестная музыка дворянской России", "С любовью москвичам" - много романсов, неизвестных или мало известных широкой публи­ке. Как вы их находите?
Много времени провожу в музыкальных архивах, разыскиваю утраченные ноты. Нередко эта работа дарит замечательные открытия. Например, есть романс, который часто пела Изабелла Юрьева, "Он уехал". "Он уехал, он уехал, слезы льются из очей..." Когда я услышал его, влюбился без памяти, стал искать его ноты, наконец, с большим трудом достал, но... вариант оказался не тот, что исполняла Юрьева. Тогда я поставил себе цель найти запись именно в ее исполнении. Нашел и уже с нее сделал романс, который включил в свою программу.
Изабелла Юрьева не только великолепно пела, но и была очень эффектной женщиной. А каков ваш идел женщины?
В моем представлении женщина - некое волшебное, загадочное создание, которое пахнет духами и туманами, но только не табаком. Когда встречаю женщину с сигаретой, для меня рассыпается ореол ее таинственности, гаснет, не родившись, чувство влюбленности, как бы хороша она ни была. Мне очень близки образы женщин рубежа XIX-XX веков. Не случайно, когда я выставляю где-либо свою коллекцию дореволюционных снимков - звезд сцены прошлого века и начала нынешнего, а я собираю ее весьма давно, - все останавливаются у фотографий со словами: "Боже, какие лица!".
В таком случае, кто ваш кумир среди женщин прошлого века?
Из русских певиц меня особенно пленяет Анастасия Вяльцева. Жизнь артистки - это чудес­ная история Золушки, сказочное превращение бедной провинциальной ученицы ателье дамского платья в звезду эстрады первой величины, одну из самых богатых женщин России. В начале века про ее искусство говорили, что оно очень эротично. Не только голос и манера исполнения, но все способствовало этому: мимика, жесты, умопомрачительные платья, туалеты, украшения, меха. Глядя на фотографии Вяльцевой, я всегда восхищаюсь ее необыкновенной, чисто женской притягательностью и ее... талией.
Еще одна артистка, в которой души не чаю, - первая красавица Мариинской оперы Мария Кузнецова-Бенуа. Она была выдающейся оперной и камерной певицей, балериной, музы­кальным и общественным деятелем. После революции эмигрировала и на деньги мужа - французского банкира, племянника известного композитора Ж. Массне - создала "Русскую частную оперу в Париже". Во многом благодаря ей Запад открыл для себя нашу музыкаль­ную культуру.
Я вижу в вашей коллекции дивную по красоте фотографию итальянки Лины Кавальери. Расскажите немного о ней...
Она была одной из красивейших женщин своего времени и настолько популярна в России, что ее снимки висели практически в каждом доме. До того, как выступать на театральных сценах, она была танцовщицей и ресторанной певицей. А больших успехов в вокале добилась только благодаря целеустремленности и решимости. И стала не только выдаю­щейся оперной певицей, но проявила себя на литературной ниве - написала мемуары, публиковалась в известных американских газетах. Меня восхищает в ней полная гармония всего: внешности, ума, железной воли. Моя влюбленность в Лину Кавальери подвигла меня на создание очерка о ней; я листал справочники, копался в архивах библиотек - я хотел знать о ней все. Перерыв таким образом кучу материалов, обнаружил массу интересных фактов и создал первый в нашей стране полноценный очерк о ее пребывании в России.
Вызывает в моем сердце восторг и другая итальянка - Аделина Патти, которая много гастролировала в России и слыла любимицей меломанов всего мира. Она одной из первых решилась запечатлеть свой голос в грамзаписи. Техника того времени была очень несовершенна, и многие великие певцы, послушав себя на граммофонной пластинке, не давали разрешения на выпуск своих записей. Но Патти была решительной женщиной. Хотя к тому времени, когда появился граммофон, ей было уже около семидесяти, она сделала записи нескольких оперных арий. Фотографии ее - большая редкость, а та, что у меня есть, датирована 1871 годом.
А знакомо вам имя шведской певицы Зигрид Арнольдсон? Интересная артистка, красавица - шикарные волосы ниже колена!.. Она тоже регулярно приезжала в Россию, пела в русских операх: в "Русалке" Даргомыжского, Татьяну в "Евгении Онегине".
Вообще, я достаточно много знаю о жизни и творчестве каждой из тех, к кому обращено мое сердце.
В вашей коллекции есть и фотографии певиц нашего времени. Интересно, кто из них занимает место в вашей душе?
Например, замечательная грузинская певица Кэто Джапаридзе. Все в ней подкупает: и чарующий голос, и своеобразная восточная красота, и ее интеллектуальность. Чтобы выйти на сцену, она ровно полжизни училась вокалу. Еще одна моя любовь - создательница театра "Ромэн" Ляля Черная. Рассказывают, что когда она шла по улицам Москвы, оборачивались даже женщины, пораженные ее красотой. Она свела с ума многих великих современников...
У Ширинского необычное имя - Надир. В переводе с арабского означает: неповторимый. И еще - это имя ему дали в честь Надира - героя оперы Бизе "Искатели жемчуга". Не правда ли, есть в этих совпадениях нечто пророческое...

Его невестам по сто лет

Журнал «Лиза», 08.02.1999, г. Москва
Певец Надир Ширинский – человек примечательный. Перефразируя песню о летчиках, у которых «первым делом самолеты, ну а девушки потом», можно сказать, что у него на главном месте – музыка…
Беседовать с ним о женщинах прелюбопытно, ведь он пользуется у них большим успехом. И это неудивительно. Ведь Ширинский – прекрасный исполнитель широко известных русских и цыганских романсов. А женская душа особенно чутка к такого рода искусству.
Мужчины прошлых веков пели дамам своего сердца любовные серенады и романсы, стоя под балконом с гитарой в руках. Интересно, близок ли такой имидж Надиру Ширинскому в тот момент, когда он выходит на сцену?
Нет, я выражаю чувства, не представляя образа конкретной женщины. Мне интересно выразить само внутренне состояние. У меня в репертуаре есть особый раздел романсов, в которые я в разное время влюблялся страстно и беззаветно. Я влюблялся в них, как в женщину. Когда я исполняю их, то испытываю просто-таки физическое наслаждение.
Каков Ваш идеал женщины?
Прежде всего, женщина должна пахнуть духами, косметикой, но только не табаком. Когда я вижу женщину с сигаретой, то интерес к ней пропадает, даже если она очень красивая. Женщина должна быть слабой и таинственной. Нравится, когда она одета со вкусом, когда она изысканна и утонченна.
В Вашем репертуаре есть женские романсы, то есть такие, которые обращены в своих чувствах к мужчинам. Чем это объяснить?
Действительно, меня часто просят спеть романс «Не уезжай ты, мой голубчик» или «Темно-вишневую шаль». Я думаю, это неудивительно: я исполняю их с огромным удовольствием, потому что сам к ним неравнодушен, как и женщины.
Судя по всему, с женщинами у Вас совершенно особые отношения. Кто же Ваш кумир?
Я безоглядно влюблен в итальянскую певицу Лину Кавальери. В свое время она была настолько популярна в России, что ее снимки висели практически в каждом доме. Не секрет, что она была одной из красивейших женщин своего времени. До того, как выступать на оперной сцене, она была танцовщицей и ресторанной певицей. А больших успехов добилась только благодаря своей исключительной целеустремленности, сильной воле и решительности. Вызывает в моем сердце необыкновенный восторг и русская певица Лидия Липковская.
Неужели Вы абсолютно равнодушны к своим современницам?
Нет, конечно! Тамара Церетели, Кэто Джапаридзе, Ляля Черная… Каждая из них – это прекрасное явление. Правда, от того, что они мои современницы, для меня, как это ни странно, ореол романтической таинственности вокруг них несколько меркнет, от женщин прошлого века их отделяет некий непреодолимый барьер.

© 2009-2017 Н. Ширинский